Икмекбай


Давным-давно, говорят, это было, когда коза в коноводах ходила, когда петух тюбетейку носил, в ней гулять выходил, вышел как-то с вечера рано, да и сгинул во время бурана.

Вот в такие чудесные времена жили на свете одни-одинешеньки старуха–эбей и старик–бабай, детей–то у них не было.

Ушел однажды бабай в лес за дровами, а эбей дома тесто замесила да пирог поставила. Остался у нее лишний кусок теста. "Дай,– думает,– подшучу над старым, слеплю мальчонку из теста". Слепила, в кумысницу положила, в чулан поставила да и забыла про него.

Пришел бабай из леса, сели они чай пить. Самовар выпили, пирог сьели, тут эбей вспомнила про свою шутку и говорит:

–Бабай, у нас ведь сыночек обьявился. Сходи в чулан, посмотри в кумыснице.

Пошел старик в чулан, смотрит – и вправду малец лежит и ножками шевелит. Вскрикнули бабай и эбей, обрадовались, тут же имя дали – Икмекбай, да стали жить–поживать втроем.

Р ос Икмекбай не по дням, а по часам, как на дрожжах. Скоро совсем могучим батыром заделался. Стал вместо отца в лес ходить за дровами. Как–то встретил он в лесу огромного медведя и поборол его. Принес медвежью шкуру домой и положил на крышу сушиться. А того медведя все в округе боялись. Больше всех он досаждал царю – то посевы потопчет, то царских коров в лес утащит.

И вот утром вышел царь на крыльцо, смотрит и глазам своим не верит: на какой–то крыше лежит огромная медвежья шкура, сушится потихоньку. Обрадовался царь и велел узнать, кто медведя одолел. Прибегают слуги и говорят: "Икмекбай". Позвал царь Икмекбая к себе и щедро его наградил.

Позавидовали Икмекбаю приближенные царя и решили его погубить. Стали они говорить, будто Икмекбай похвалялся быка привести со двора царицы Кюнхылу. Дошло и до царя. Царь подумал и говорит:

– Вот пусть Икмекбай приведет быка, а не то голову отрублю.

Ну что тут скажешь? Собрался Икмекбай и пошел искать владения царицы Кюнхылу. Шел, шел по дороге, и попалась ему навстречу старушка.

– Здравствуй, эбей!–говорит Икмекбай.

– Здравствуй, здравствуй, сынок,– отвечает старушка.– Слезай с коня, отведай похлебки без катыка, без соли.

Слез Икмекбай с коня, отведал похлебки без катыка, без соли, невкусная штука, надо вам признаться, и спрашивает:

– Не знаешь ли, эбей, как до владений Кюнхылу–царицы добраться?

– Не знаю о том, сынок,– говорит ему старушка.– А ты вот дальше по дороге встретишь мою среднюю сестру, может, она знает.

Поехал Икмекбай по дороге, смотрит – и вправду еще одна старущка.

– Здравствуй, эбей!– говорит Икмекбай.

– Здравствуй, здравствуй,– отвечает старушка.– Ты бы слез с коня, похлебки попробовал – без катыка, без соли...

Поел Икмекбай, что старушка предложила, и спрашивает:

– Не знаешь ли, эбей, как до владений Кюнхылу–царицы добраться?

– Не знаю, сынок, не знаю,– отвечает старушка.– Дальше по дороге встретишь старшую сестру, может, она подскажет.

Добрался Икмекбай до третьей старушки. Издалека приветствует ее:

– Здравствуй, эбей, как здоровье?

– Спасибо, сынок, не жалуюсь,– отвечает старушка .– А ты отведай лучше похлебки моей, без катыка, без соли...

Слез Икмекбай с коня, отведал, что старушка–эбей приготовила, а там и про Кюнхылу спросил.

– Знаю я твою беду,– говорит старушка.– Помогу тебе за то, что ты добрый и отзывчивый. Слушай: царство ее находится отсюда в трех днях пути. Стада у Кюнхылу неисчислимые, и водит их тот самый бык. Если хочешь его поймать, сделай так: схоронись у водопоя и жди, когда все стадо напьется. Бык уходит последним. Хватай его за шелковый недоуздок и держи крепко. Трижды бык тебя оземь ударит. Выдержишь – будет он твоим.

Поблагодарил Икмекбай старушку и, отправившись в царство Кюнхылу, сделал так, как ему посоветовали. Спрятался у водопоя, а как пошли стада обратно, прыгнул он к быку и схватил его за шелковый недоуздок. Трижды ударил его оземь бык, но не выпустил из рук недоуздка Икмекбай. Укротил он быка и повел к царю. Не забыл по дороге трем старушкам спасибо сказать, что надоумили. А старушки ему говорят:

– До свиданья, сынок! Скоро еще увидимся.

Так оно и вышло. Царь обрадовался, наградил Икмекбая, а приближенные от зависти новый слух пустили – будто похвалялся Икмекбай коня привести вороного со двора царицы Кюнхылу. Вот царь и послал его опять, теперь уже за конем.

Делать нечего, поехал Икмекбай во владения Кюнхылу да по пути к старушкам заглянул. Те его и надоумили, как коня–то увести. Доставил Икмекбай царю и коня.

Царь обрадовался, пуще прежнего наградил подарками, стал на охоту с ним ездить и разлучаться не хотел. Приближенные совсем извелись от зависти и выдумали такую небылицу, что доверчивый царь аж подскочил от радости – Икмекбай, дескать, похвалялся саму царевну Кюнхылу заполучить.

Позвал царь батыра и говорит:

– Привези скорей царицу Кюнхылу, а я тебя награжу.

Не хотел Икмекбай ехать, да царь пригрозил голову отрубить. Пришлось поехать. Как и прежде, заглянул к сестрам–старушкам.

– Рх, нелегко будет тебе, сынок,– сказала старшая,– Кюнхылу в каменном дворце живет, а коса у нее вокруг золотого столба обвита. До нее добраться – надо сорок железных ворот миновать. И у каждых ворот стражник стоит и служанка ходит, да пес на цепь посажен. А к самой царице рабыня приставлена.

Опечалился Икмекбай, а старушка продолжает:

– Ты возьми с собой сорок бадей дегтя да сорок бараньих туш, сорок хлебов да сорок лопат, которыми хлеб в печку ставят, зеркало возьми да частый гребешок. Дегтем ворота смажешь, бараньи туши псам бросишь, хлеб стражникам отдашь, лопаты – служанкам, а зеркало с гребешком рабыне подаришь.

Взял Икмекбай все, что старушка велела, и отправился в царство Кюнхылу. Добрался до ворот, смазал их дегтем, они и растворились. Бросились навстречу Икмекбаю царские псы. Каждому досталась туша баранья, и, довольно урча, пропустили они Икмекбая. Сорока стражникам по хлебу досталось, сорока служанкам – по лопате, которой хлеб в печь ставят, а рабыне у самого трона – зеркало с гребешком.

И вот перед Икмекбаем сама царица Кюнхылу у золотого столба сидит, а коса вокруг него обвита. Выхватил Икмекбай нож, отрезал косу, схватил царицу в охапку и потащил прочь.

Закричала царица рабыне:

– Помоги, чего смотришь!

А рабыня ей отвечает:

– Сорок лет верой и правдой служу, а добра от тебя не видела. Икмекбай мне зеркало и гребешок подарил, не буду ему мешать.

Позвала царица на помощь служанок, а те отвечают:

– Сорок лет тебе верой и правдой служим, а добра не видели. Икмекбай нам по лопате подарил, чтобы мы рук не обжигали. Не будем ему мешать.

Позвала царица на помощь стражников. Отвечают они:

– Сорок лет тебе верой и правдой служим, а ты нас голодом морила. Икмекбай нас хлеба принес, не будем ему мешать.

Позвала царица на помощь псов, а они тоже не хотят ловить Икмекбая – он их бараниной угостил. Осталась у царицы одна надежда на ворота, а те и говорят:

– Сорок лет тебе верно служим, а ты нам дегтя пожалела. Икмекбай нас смазал, не будем ему мешать.

Так и ушел оттуда Икмекбай с царицей, сели они на коня и к царю поехали. По дороге старушкам спасибо сказать не забыли.

Едут они, едут, и говорит Кюнхылу Икмекбаю:

– Вот везешь ты меня к царю, а он погубить тебя решил, живьем в котле с кипятком сварить хочет. Дам я тебе кольцо, надень его, тогда сможешь смело нырять в котел – ничего с тобой не случится.

Приехали они во дворец, и правда – набежали стражники, схватили Икмекбая и потащили к крыльцу, на котором царь стоял, да бросили в котел с кипящей водой.

Нырнул в котел Икмекбай, на лету кольцо надел и вынырнул живой и здоровый, краше прежнего стал. Плескается он в котле да приговаривает:

– Хорошая водичка, тепленькая.

Царь удивился и сам решил попробовать и стать краше прежнего. Но кольца-то у него не было, вот он и сварился в том котле.

Вылез Икмекбай из котла, сел на трон и стал царем. Долго он правил и справедливо вместе с царицей Кюнхылу.

 

Перевод Айдара Хусаинова 

 

 

 

Поделись с друзьями: