Сон таза


Давным-давно, когда коза командиром была, сорока — урядником, пярий — проводником, жили, говорят, старик со старухой. Было у них три сына, младший — Таз, плешивый, значит. Когда дети подросли, они, подражая отцу, научились шить обувь.

Однажды, когда старики с сыновьями утром пили чай, старуха рассказала байку:

— Где-то есть заветный уголок Земли. Если кто-нибудь придет туда, умоется ключевой водой и ляжет спать на зеленой травке у распутья семи дорог, ему приснится собственное счастье. Не мешало бы и нам попытать свое счастье.

Старик рассудил так:

— Нам уже поздно гоняться за счастьем. А вот узнать, будут ли счастливы дети, было бы здорово.

Затем обратился к сыновьям:

— Дети мои, сейчас же отправляйтесь к подножью горы Юмагуш, семь раз умойтесь ключевой водой родника Бики, переночуйте на шелковой траве у развилки семи дорог, а завтра возвращайтесь к утреннему чаю.

Братья отправились в путь. Добравшись до подножья горы Юмагуш, семь раз умылись у родника, вышли к развилке семи дорог и заснули сладким сном на шелковой траве. Проснувшись на рассвете, еще раз умылись ключевой водой и пошли домой. За чаем старик спрашивает старшего сына:

— Ну, сынок, какой ты видел сон, когда спал у подножья горы Юмагуш?

А старшему и без того не терпится скорее рассказать. Уж больно заманчивый был этот сон:

— Эх, отец, приснилось мне, будто батрачу у соседнего барина. А таких работников, как я, у него много. И все мы заняты тем, что взвешиваем пшеницу и никак все не взвесим. Смотрю, возле меня выросли огромные склады. И будто бы построил я их сам. И все они доверху завалены пшеницей, и это громадное богатство теперь мое. Раз мое, я снова начинаю все взвешивать. Взвешиваю, взвешиваю, но нет конца этой работе. Я даже расстроился и от этого проснулся.

Выслушал старик старшего сына и довольный им сказал:

— Сынок, ты, видно, станешь баем. Не будешь знать счета своему богатству.

Затем спросил среднего сына:

— А ты, сынок, какой сон видел? Тот самонадеянно ответил:

— Я, отец, во сне с золотом возился. Взвешивал его, но не смог все взвесить. Позвал на выручку соседей, но и с их помощью не управился с этим делом.

Отец обрадовался:

— Если во сне даже соседи не сумели взвесить твое золото, ты станешь самым большим богачом.

Потом он глянул на младшего сына, плешивого, и полюбопытствовал:

— Ну, а тебе, сынок, что приснилось? Третий сын смутился:

— Отец, мне тоже приснился сон, но я не взвешивал ни золота, ни пшеницы. Если поведаю вам, будете смеяться.

И как ни уговаривали отец и братья, как ни принуждали, даже поколотили его, но он как воды в рот набрал. Не добившись ничего, отец прогнал плешивого из дома.

Таз отправился куда глаза глядят. Шел он, шел, да так резво, что за ним ни на коне вскачь поспеть, ни взглядом проследить нельзя было. Шел он, шел и преодолел столько рек и столько лесов, что сам со счета сбился. Через три месяца, три недели, три дня и три часа дошел до столичного города, где правил старый царь.

Плешивый умел по-особому свистеть. Войдя в этот город, издал свист, на который слетелись все птицы, какие здесь обитали. Даже те, которых держали дома для услады слуха и зрения, собрались вокруг него: соловьи, канарейки, египетские голуби. Придворные царя, лишившись любимых птиц, пошли искать их по городу и увидели, как Таз с наслаждением слушает многоголосый свист, пенье и щебетание птиц. Они схватили его и доставили к царю. Докладывают:

— Вот привели к тебе странного парнишку. Все птицы нашего города слетелись к нему, когда он свистнул, и подняли гомон.

В это время у здешнего царя находился в гостях молодой царь из соседнего государства. Оба удивились этому, и захотелось им услышать свист Таза.

Стоило Тазу выйти из дворца и свистнуть, как задребезжали все стекла на окнах: все птицы города опять слетелись к нему. Свистнул он по-иному, и птицы мигом упорхнули, будто их ветром сдуло. Позвали его цари обратно во дворец и начали расспрашивать, чей он сын, откуда родом и как сюда попал. Плешивый поведал им, что прибыл из далекого края и что за отказ рассказать увиденный сон отец выгнал его из дома. Тогда цари пытались узнать, что же увидел во сне этот замухрышка-плешивец. Но как ни принуждали рассказать, что ему снилось, он молчал, как каменный. Старый царь не нашел ничего разумнее, как посадить его в тюрьму.

После этого молодой царь отправился домой. Когда рассказал он о Тазе младшей сестре, та захотела своими глазами увидеть чудо и попросила брата доставить к ней егета, который понимает язык птиц. Царю и самому хотелось снова увидеть плешивого, чтобы он рассказал свой загадочный сон. Написал просительное письмо и отправил его с двадцатью посланцами старому царю. Вскоре эти посланцы вернулись обратно вместе с Тазом. Первым делом молодой царь попросил Таза посвистеть. Свистнул тот раз — прилетели птицы всего города. Свистнул второй раз — собрались птицы из всего царства. А когда свистнул по-другому — все птицы разлетелись в разные стороны. Царь ввел Таза во дворец, угостил по-царски и попросил рассказать свой сон. Но он опять не покорился царской воле. Тогда царь пригрозил:

— По доброму не расскажешь, придется тебя казнить.

— Можешь казнить, но я не расскажу,— отвечает егет. Царь позвал придворных и приказал:

— Сейчас же соберите народ на майдан. Пригласите сорок стрельцов. Пусть изрешетят грудь этого упрямца как сито. А тело выбросьте собакам.

Вскоре площадь перед царским дворцом была заполнена жителями города. На середину площади вывели Таза и поставили перед сорока стрелками. Только те прицелились ему в грудь, как осужденный издал пронзи тельный свист. И тут же появилась большая стая птиц, подхватила на лету выпущенные царскими воинами стрелы и скрылась неведомо куда. Народ на площади застыл в изумлении. Все глядели вслед улетевшим птицам и долго не могли прийти в себя. Царь подумал: «Видно, этот парень не так прост, как показалось сначала. Может, и с нечистью знается. Свяжешься с ним, еще беды не оберешься. Надо с ним по-доброму обходиться». И велел своим приближенным:

— Этого паренька поместите в отдельную комнату. Оденьте в самый лучший костюм, кормите всем, чего он сам пожелает, ухаживайте за ним как следует. Но глаз с него не спускайте, чтобы не убежал. Приеду, сам во всем разберусь».

Он поехал в далекое царство, где правила удивительной красоты царь-девица. Раньше посылал к ней сватов, но получал отказ. Теперь решил ехать к ней сам.

Как только царь отправился в далекий путь, его сестра освободила Таза из-под стражи. Увидела его и сразу полюбила. Да и Таз ее полюбил.

Прошло несколько месяцев, и стали они мужем и женой. Живут, друг в друге души не чают, горя не знают, дней не считают. Но вот однажды залетела к ним в открытое окно маленькая птаха и закружилась по комнате. То к Тазу подлетит, то к его жене на плечо сядет, все беспокойно щебечет и чирикает, словно хочет сообщить им о чем-то важном. Прислушался к ней плешивый и говорит:

— Птица принесла тревожную весть. Видно, твой брат попал в беду.

— Что же делать?— взволнованно спросила царевна.

— Мне надо сейчас же отправиться за ним,— решил Таз и стал собираться в дорогу.

Взял он с собой трех помощников — превосходнейших мастеров сапожного дела — и пошел с ними. Шли они, шли и к вечеру добрались до дремучего леса. Решили здесь остановиться на ночлег. Спутники Таза, как только легли, сразу заснули крепким сном. Таз лежит, отгоняя наступавшую тяжелую дрему и прислушивается к каждому шороху: малоли что может случиться в глухом лесу. И вот услышал какие-то голоса и шум. Вскочил, взял ружье и пошел туда, откуда доносились голоса. Видит — два чертенка под деревом дерутся, лупят друг друга. Спрашивает у них Таз:

— Что не поделили?

Перестали они драться и уставились на неожиданно появившегося человека. Один из чертенят объясняет:

— После смерти отца нам достались сапоги-самоходы, шапка-невидимка и летающая кошма. Вот и делим между собой и никак поделить не можем. Ведь нас двое, а оставленных отцом волшебных вещей — три.

Другой чертенок добавил:

— Хорошо, что ты тут оказался. Подарим тебе одну вещь, и нам достанется по одной. Тогда незачем будет ссориться.

Плешивый им говорит:

— Из-за пустяка вы шум подняли. Я вас быстро помирю и ничего не возьму. Пусть все отцовское будет вашим.

- Обрадовались чертенята и завопили в один голос:

— Помири нас, человек, очень тебя просим! Успокоил их Таз:

— Вот я насыпаю в ствол ружья сорок зерен пороха. Когда выстрелю, вы бегите в лес и постарайтесь собрать побольше зерен. Кто соберет больше, тот получит две, а кто — меньше, получит одну вещь.

Еще больше обрадовались чертенята, закивали головами и стали торопить плешивого: давай да давай!

Отсчитал плешивый у них на глазах сорок зернышек пороха, зарядил ими ружье и выстрелил в темный лес. Как бешеные сорвались черти с места и понеслись искать зерна сгоревшего в ружье пороха. Плешивый не стал ждать их возвращения, взял те волшебные предметы и вернулся к своим товарищам-мастерам. Сложил сапоги и шапку в мешок, разбудил спящих, посадил их на летающую кошму и вместе с ними поднялся в воздух.

А чертенята остались в лесу искать пороховые зернышки.

Прилетели Таз и его спутники в столицу царь-девицы на выручку своему молодому царю, влюбленному в нее. Остановились в одном доме и стали принимать заказы на чудесные башмаки. Слава о превосходных мастерах облетела всю столицу. Пришла к ним царь-девица и заказала к завтрашнему дню — один чудеснейший башмачок — такой, чтобы не сыскать ему пары нигде. Заглядевшись на ненаглядную красавицу, забыли мастера спросить,— на правую или на левую ее ногу шить надо. Подумали и на всякий случай сшили не один, а пару "чудеснейших башмачков.

На следующее утро доставили уже ей заказанное. Таз, загримировавшись до неузнаваемости, отправился потом искать своего царя. Только вышел на улицу, тут же увидел его, сидящего у ворот с поникшей головой. Оказы вается, и он жил в этом доме. Изменив походку, Таз неузнанный подошел к нему, спросил не своим голосом: — О чем ты, егет, печалишься? Может, свалилась на твою голову беда?

— Еще какая беда!— ответил уныло царь.— В этом городе у меня нет человека, на кого можно было бы положиться и который мог бы помочь. А завтра, видно, царь-девица предаст меня казни.

— Разве повинен ты в каком-то злодеянии?— поинтересовался Таз, будто не понимая в чем дело.

Молодой царь поведал ему свою историю:

— Я прибыл сюда из далекого царства, чтобы взять в жены царь-девицу. Она поставила условие: выйдет за меня замуж, если выполню три ее поручения, а если не сумею этого сделать, буду казнен. У нее есть башмачок, которому нет пары на всем белом свете. Если я не добуду точно такой же второй, только на другую ногу, и не принесу ей сегодня вечером, мне не сносить головы. А я ничего не могу придумать и должен погибнуть.

— Нашел о чем горевать!— весело воскликнул плешивый.— Так и быть, помогу тебе.

Тут же вынес из дома один из башмачков, сшитых по заказу царь-девицы:

— Отдашь царь-девице этот башмачок,— добавил он, вручая молодому царю.

Тот не знал, как и благодарить, остался сидеть с открытым от изумления ртом.

Вечером молодой царь положил в карман подаренный ему плешивым башмачок и явился к царь-девице. За ним незаметно, в шапке-невидимке, следовал плешивый и, тихо пробравшись в покои царевны, встал в углу и стал слушать разговор царя с красавицей.

Уверенная в том, что жених-чужеземец будет сейчас посрамлен, царь-девица поставила на стол чудеснейший новенький башмачок и насмешливо спросила:

— Ну, удалось ли тебе раздобыть такой же парный башмачок? Вынимай-ка подарок!

Царь-жених вынул из кармана и поставил рядом с тем башмачком другой, точь-в точь такой же и молвил:— В моем царстве самые бедные женщины ходят в таких башмачках, но если тебе такие нравяться, я принес тебе второй на левую ногу.

Сверила царевна башмачки, убедилась, что оба они одной пары, и дрожащим голосом недовольная ответила:

— Ладно с одним моим поручением ты справился. Попробуй теперь справиться со вторым: завтра принеси мне то, чего моя душа желает. Знай, если не угадаешь и не принесешь, из тебя вынут твою душу.

И выпроводила она царя, даже не угостив чаем. А сама быстренько собралась, взяла с собой золото, села в самоходную скорую карету и помчалась к маленькому домику на окраине столицы. В том доме жила старая гадалка-ворожея. Плешивый тем временем не мешкал: он в своих сапогах-скороходах последовал за ней. Пройдя незаметно в дом старухи, Таз в шапке-невидимке подслушал весь разговор царь-девицы с ворожеей. Сразу начала красавица жаловаться колдунье:

— Бабушка, я попала в неожиданную беду, не знаю как быть.

И рассказала ей, как все, задуманное против царя, рухнуло.

Старуха посоветовала:

— Сделаем так. У меня есть старый шелковый узорный платок. Другого такого на всем белом свете нет. Половину этого платка я дам тебе, а другую половину ты требуй у своего жениха-царя. Не выполнить ему второго твоего задания.

Ворожея отыскала в сундуке шелковый платок, разорвала его пополам. Половину отдала царевне, другую спрятала обратно в сундук и проводила дорогую гостью. Та одобрила выдумку старухи, одарила ее золотом и довольная вернулась к себе. А плешивый, когда ворожея провожала гостью, невидимый вынул из сундука половину старухиного платка и поспешил к своему царю. Тот, ожидая его дома, отказался есть и пить, впал в крайнее уныние, а когда увидел плешивогд приободрился. Проводил в большую комнату, посадил на почетное место и жалким голосом стал умолять:

— Сегодня я, кажется, пропаду совсем. Она велела угадать и принести то, что она сама тайно задумала. Помоги мне, ради бога, еще раз.

Таз старался успокоить его:

— Не горюй! Она приобрела сегодня половину платка и потребует у тебя другую его половину. Тогда ты и выложишь перед ней свою половину,— и подал царю то, что вытащил из сундука старухи.

Радость царя была безмерной. Не дождавшись наступления вечера, он отправился к царь-девице. За ним в шапке-невидимке поспешил плешивый. Встретила царь-девица гостя с нескрываемым злорадством:

— Ну, принес то, что я задумала?

Царь, как ни в чем не бывало, вынул свою половину шелкового узорного платка, положил ее на стол и нарочито небрежно проговорил:

— Принес вот. В таких платках у нас нищие старухи ходят. Но коль тебе нравится, достань свою половину, сшей из них целый платок и носи на здоровье.

Сложила царевна тот кусок платка, что держала у себя, с тем, что принес молодой царь, и, увидев, что получился именно старухин шелковый платок, едва не лишилась чувств. Еле-еле собравшись с духом, проговорила:

— Ты выполнил вторую мою задачу. Осталось теперь выполнить третью. Завтра или я стану твоей женой или ты потеряешь свою голову. Мое задание такое: принеси в точности такие же вещи, какие добуду я.

Сказала и выпроводила царя, не угостив его чаем. Сама села в быстроходную лодку, которая рассстояние в сотни верст проплывала за час, и поплыла к острову на краю земли, где жила золотоволосая старуха-колдунья. Как только она отплыла, за ней помчался на летающей своей кошме в шапке-невидимке и плешивый. В дом старухи прибыли они оба одновременно, только плешивого никто не заметил. Притаился он, выбрав поудобнее место, и стал слушать разговор царь-девицы со старухой. Та, как только поздоровалась с хозяйкой дома, сразу залилась слезами и начала жаловаться на свою горькую судьбу.

— Эх, бабушка! Угораздило же меня родиться такой несчастной,— запричитала она.— Из царства, что находится в другой части земли, сватается ко мне молодой царь. Я потребовала от него выполнения трех задач. Две из них он уже выполнил. Осталась последняя. Если справится и с ней, завтра он увезет меня с собой. Что бы такое придумать, чтобы он ни за что не угадал? Думала я, думала и придумала: а что, бабушка, если взять два-три твоих золотых волоса, вплести их в мои волосы и предложить ему дать мне еще несколько таких же волос.

Старуха согласилась и велела ей самой выдернуть из своей головы три-четыре волоса. Пока царевна выбирала да аккуратненько вытягивала по одному старухиному волосу, плешивый, невидимый никем, подошел к старухе и сразу вырвал из ее головы клок волос. От резкой боли та завопила истошным голосом и повалилась на пол. Но дело сделано. И вот царь-девица на быстроходной лодке, а плешивый на летающей кошме пустились в обратный путь.

Когда вернулся плешивый, застал своего царя в полном отчаянье. При виде плешивого тот зарыдал и стал с ним прощаться навсегда:

— Ну, братишка, живи долго. Завтрашний день будет последним в моей жизни. Ты дважды спасал меня от верной смерти, а добра от меня никакого не видал. Прощай и не поминай меня лихом.

Плешивому снова пришлось приводить его в чувство:

— Не плачь напрасно. Царю не пристало так убиваться из-за любви. А царь-девица все равно будет твоей. Как раз я принес то, что она потребует от тебя теперь. Завтра, когда преподнесешь ей свой подарок, не забудь сказать ей, что из таких пучков волос в нашем царстве стельки

делают.

Плешивый протянул царю клок вырванных из головы

старухи золотых волос.

Утром царь отправился с этим подарком к царевне.

Та встретила его неласково:

— Ну, принесли то, что я вчера добыла?

Стоило царю сказать «Принес!», как царь-девицу всю передернуло, она побледнела:

— А ну-ка преподнеси мне вот такие золотые волосы. С этими словами она выхватила из своей прически

четыре золотых волоса. Это вызвало лишь насмешливую улыбку жениха.

— Нашла чем удивить,— сказал он, из таких волос у нас стельки делают. Возьми вот этот клок волос, на стельку к твоим новым башмачкам пойдет.— И он отдал царь-девице клок вырванных плешивым старухиных золотых

волос.

Тогда царь-девица поняла, что больше испытывать жениха бесполезно и согласилась стать его женой. Сыграли свадьбу, десять дней и десять ночей шел пир горой. Затем молодые поехали в страну мужа. И плешивый со своими помощниками на чудесной кошме полетел туда. За полдня он достиг того царства, где ждала его жена, сообщил ей, что брат женился на царь-девице и вместе с ней теперь держит путь на родину.

Прошло еше много дней, пока молодой царь с красавицей-женой добрался до своей столицы. Он поведал сестре обо всем, что с ним произошло в том царстве и о помощи, оказанной ему егетом.

— Во всем мне помогал егет, очень похожий на того, который удивил нас тем, что понимает язык птиц. Помнишь, я оставил его под стражей в отдельной комнате. Если бы не егет, мне бы не жениться на царевне, а лежать бы давно с отрубленной головой в земле.

— Как бы ты поступил, если бы узнал, что во всем помогал тебе как раз тот егет, который сидел у нас под стражей?— спросила его сестра.

— Отдал бы ему полцарства,— ответил царь.

— Тогда, брат, постарайся сдержать свое слово,— сказала жена плешивого.— Тот, кто помог тебе жениться на царевне, и есть егет, разумеющий язык птиц, которого ты посадил под стражу. Но я его освободила, стала его женой. Ты должен устроить нашу свадьбу. Он отправился за тобой спустя месяц, а вернулся на месяц раньше тебя. Есть у него летающая кошма, шапка-невидимка и сапоги-скороходы, за которыми не угнаться самому резвому скакуну. С помощью этих волшебных вещей он и осчастливил тебя.

Царь тотчас пригласил к себе плешивого. Назначил его главным санатом-советчиком, отдал ему половину царства. Была устроена веселая богатая свадьба.

Таз, став главным советником, вызвал к себе помощника, показал на летающую кошму и приказал:

— Сейчас же садись на эту кошму и доставь сюда моих родителей и братьев.

Отправил плешивый своего помощника в путь, повесил на огонь котел-казан и стал с женой готовить еду для дорогих гостей. Только сварилась в котле картошка, как санат-помощник доставил на летающей кошме родителей и братьев плешивого.

В главном зале царского дворца устроил Таз большой табын*, посадил родителей и братьев на самые почетные места. На стол поставил много черного хлеба и большой казан с вареной картошкой. Перед каждым гостем положил по одной нечищеной картофелине с лапотную колодку. Глядя на родителей и братьев, произнес:

— Когда-то вы выгнали меня из дома за то, что я не захотел рассказать .свой сон, который приснился мне у развилки семи дорог. Этот сон я не рассказывал никому. Теперь настало время рассказать этот сон.

Тут он прервал свою речь, очистил от кожуры картошку и, посолив ее, съел вместе с куском черного хлеба и только тогда продолжил:

— Уже много прошло времени, как я с братьями отправился к горе Юмагуш, семь раз выкупался-очистился в роднике Бики, пришел к распутью семи дорог, лег на зеленую бархатную траву и заснул сладким сном. Во сне мне приснилось, что я устроил табын в царском дворце, пригласил вас всех, как сегодня, в гости и, сидя рядом с женой-царевной и лицом к лицу с вами за одним кругом, будто бы вдоволь ем, как сейчас, картошку с черным хлебом. Сегодня тот сон стал явью.

Гости все радостно заулыбались, а отец плешивого сказал:

— Ты меня прости, сынок, за то, что я выгнал тебя из дома. Да будет тебе известно:— тот, кто знает цену черному хлебу и картошке, никогда и нигде не пропадет.

После этого родители, братья плешивого, а также все гости досыта ели черный хлеб с картошкой, до седьмого пота пили чай.

 

Поделись с друзьями: