Төлкө, бүре, бүҙәнә (Лиса, волк, перепел).


Бессонов, стр. 333—334. На башкирский язык перевел М. Мингажетдинов.

Волк, лиса и перепел дружат между собой; волк просит лису покормить его; лиса, притворившись мертвой, ложится у дороги, мужик кладет ее в сани с рыбой; лиса сбрасывает рыбу на дорогу и угощает волка. По совету лисы он опускает хвост в прорубь, чтобы наловить рыбы. Хвост примерзает; бабы с коромыслами нападают на волка; он спасается, оборвав хвост. Лиса просит перепела рассмешить ее; пытаясь поймать перепела, мужик разбивает голову своей жены, лиса хохочет; на требование лисы напугать ее, перепел приводит лису к собакам, которые ее разрывают.

АТ1+2+248 А *. ВР II, 73; I, 58. ЕВ 5. Контаминация сюжетов «Лиса крадет рыбу с воза» и «Волк у проруби» является традиционной для мирового фольклора. Татарские .варианты — ТХЭ 2, 1956, стр. 303—304; ТХЭ, 1964, стр. 270; казахский — КС 1, стр. 173—174; киргизский — «Киргизские" сказки», М., 1968, стр. 211—214. В примечании к сборнику А. К. Насырова и П. А. Полякова «Сказки казанских татар и сопоставление их со сказками других народов» (Казань, 1900, стр. 103) отмечено: «Среди инородцев наших восточных и южных окраин эта сказка о краже лисицей рыбы у мужика распространена не в меньшей мере, чем и среди русских». Сказки типа 1—2 получили отражение в средневековых повествовательных сборниках (например, Берахия, XIII в.). Сюжет «Волк у проруби» известен и по более древней средневековой латинской обработке (сб. «Ромул»). О сюжетном типе 248 А* см. в комментариях к тексту 1.

 

Поделись с друзьями: