Зайнулла и Красота


banner 13

Давным-давно жил в одном большом городе мальчик-сирота. Зайнуллой звали его. Ходил по дворам, ел, что подавали. Зашел как-то в царский дворец. Царь накормил, напоил нищего мальчика, а потом рассказал жене своей о Зайнулле – какой тот живой да умный мальчик. А царская жена из бедных сама была и всегда беднякам помогала. Посоветовала царю разыскать Зайнуллу, во дворце поселить, одеть, обуть, наукам обучить.

 

Царь велел разыскать мальчика и все исполнил, как советовала царица. Зайнулла подумал поначалу, как бы чего дурного с ним не сотворили, но все же согласился.

Зайнулла быстро рос и красивым джигитом стал. Показывал большие способности к наукам. Царь стал прочить его в наследники.

Созвал как-то царь гостей. Много их отовсюду наехало, были такие, кто два месяца в гости добирался. Зайнулла помогал встречать гостей. Одежду их принимал, суетился. И вот наклонился он за чем-то, а из нагрудного кармана выпал удивительно красивой девушки портрет. Увидел царь и спрашивает: &рaquo;Кто это?» А Зайнулла впервые ее видит. Что за портрет? Как к нему в карман попал? Ничего сказать не может. Стали гости этот портрет рассматривать, дивиться красоте девушки – светловолосой, синеглазой. Но никто не мог признать девицу. Был среди гостей один мудрый человек. И он сказал:

– Эту девушку зовут Красота. Я думаю, что она сама прислала портрет, когда Зайнулла спал. Наверное, она любит его. И Зайнулла должен разыскать ее, как бы трудно это ни было. Ты найдешь ее, Зайнулла!

А Зайнулла сразу полюбил изображенную на портрете и стал думать о незнакомой девушке.

И вот однажды он сказал царю:

– Отец! Я пойду искать ее!

Долго не соглашался царь отпускать Зайнуллу, но в конце концов согласился. Дал ему солдата в попутчики и отправил их вдвоем на поиски Красоты.

Шли они, шли, пока вечер не настал. Ночевать на берегу речки остановились. Зайнулла спать лег, солдат сторожить остался. Как только Зайнулла уснул, солдат вонзил в его грудь иголку. В середине ночи налетел вдруг сильный ветер и откуда-то сверху опустился на землю небесный конь Акбузат. Сидела на нем верхом лучезарная девица. Стала будить джигита, а тот не просыпается. И так его переворачивала, и эдак – спит Зайнулла. Не добудилась. Поцеовала его и умчалась на Акбузате.

Утром солдат вынул из груди хозяина иглу, тот проснулся.

– Ох и крепко же я спал! Красоту-девицу во сне видел. Будила она меня, будила, да так и не добудилась.

Солдат молчит. Отправились они дальше. А когда на ночлег остановились, солдат снова спящему Зайнулле в грудь иголку вонзил. Ночью опять Красота верхом примчалась, будить стала джигита, но разбудить не смогла. Обнимает молодца, целует, умоляет проснуться – ничего не выходит. Так ни с чем на рассвете и уехала.

На третий вечер Зайнулла даже есть на ночь не стал, раньше лег. Красота ночью опять прискакала на небесном коне, стала будить джигита, а у него – игла в груди. Обнимает, целует спящего и плачет:

– Если и нынче не проснешься, я больше не смогу приехать, умру от тоски и любви.

Не проснулся Зайнулла, уехала Красота. А там, где слезы ее лились, озеро появилось соленое. Оно и сейчас есть, то озеро, недалеко от Магнитогорска.

Утром солдат вытащил иглу из груди хозяина, тот проснулся:

– Крепко я спал! Опять Красоту во сне видел. Обнимала она меня, целовала, плакала, а я проснуться не мог. Сказала, что умрет от тоски.

Тогда солдат рассказал всю правду:

– Три раза к тебе Красота на Акбузате приезжала, будила тебя, но не добудилась, потому что я тебе грудь иглой прокалывал. Иглу эту заколдованную мне царица дала и так делать велела. Я ее приказ выполнял.

&рaquo;Вот оно в чем дело!» – думает Зайнулла.—&рaquo;То-то царица все ласкалась, когда мы вдвоем оставались, да к себе тянула. То-то гневалась, когда я не шел. Потому и дала заколдованную иголку солдату, чтобы Красота не стала моей любящей и любимой».

И прогнал Зайнулла солдата:

– Уж лучше мне одному дальше идти, чем с тобой. Ты не друг мне, а враг!

И пошел дальше один. Месяц шел, год шел, землю вокруг обошел – и вот до какого-то столичного города добрался. Явился к царю, о себе рассказал, о Красоте-девице поведал. Выслушал его царь и говорит:

– Туда, куда ты идешь, просто так не добраться. Есть у меня птица Самригуш, она тебя туда доставит. Опустит она тебя на гору. Ты с вершины хорошенько осмотрись и вниз спускайся. Долго идти придется, дойдешь до речки, там мельница будет, где старик живет. Он тебе поможет Красоту найти. Только не говори ему, что Красоту ищешь. Счастливой дороги тебе!

За один день доставила его огромная птица до места, куда пешему за месяц не добраться. Нашел Зайнулла старика. Тот спрашивает его:

– Откуда дорога твоя?

– От бога.

– А забота какова?

– Человечья. Заблудился я, дед, не знаю, как быть.

– Не беда. У меня жить будешь.

– Ладно.

– Условие такое: за день по три мешка муки смелешь и в амбар перетаскаешь.

– Хорошо, дедушка. А долго ли я пробуду у тебя?

– Долго.

Остался Зайнулла работать у старика. Муку мелет, в амбар таскает. Да вот странно: с вечера три мешка в амбар заносит, к утру один мешок остается. Так несколько месяцев прошло. Зайнулла спрашивает:

– Почему из трех мешков муки к утру лишь один остается?

– У нас семья большая – старуха моя да три дочери да три сестры вдовых. А едим помногу.

Еще время прошло. Зайнулла говорит:

– Мне дальше идти надо, дед.

– Иди,– отвечает тот.

И пошел он дальше. Идет, идет, видит, двое чертенят на дороге между собой дерутся.

– Вы чего деретесь?

– Отцову шляпу и палку поделить не можем.

– Нашли из-за чего ссориться! Сейчас по справедливости поделю. Сделаем так: вы сейчас наперегонки побежите, кто обгонит, тому шляпа с палкой достанется.

Обрадовались чертенята, побежали. А Зайнулла забрал волшебную шапку с палкой и своей дорогой пошел.

Идет, идет, видит, дом стоит, с кулак величиной, из трубы тонкий, как волосок, дымок вьется. Решил здесь заночевать. В дом входит, там старик со старухой сидят. Разрешили на ночь остаться. Лег Зайнулла спать, а старики разговаривают меж собой. Были это дедушка и бабушка той самой Красоты-девицы.

– Поутру пойду к Красоте-внучке,– говорит старуха.– Совсем извелась Красота наша, помру, говорит от тоски по тому джигиту. Вот только яиц Хумай-птицы не смогла я найти. Говорят, они от тоски излечить могут.

Услышал это Зайнулла и отправился утром на гору. А там гнездо Хумай-птицы было. Достал он при помощи волшебной палки три яйца, шляпу-невидимку надел и следом за старухой отправился. Пришли они в дом, где Красота жила, старуха вошла и причитать начала:

– Не нашла я внученька, волшебных яиц, что тебя от тоски излечить могли бы.

И в другую комнату вышла, где мать Красоты-девицы жила. Зайнулла положил одно яйцо в головах Красоты, другое – в ногах, а третье на грудь ей положил. Пошевелилась Красота, яйцо с груди покатилось. Подумала она, что это, наверное, яйцо Хумай-птицы, разбила его и выпила. И сразу силы к ней вернулись. Шевельнулась еще – те два яйца тоже скатились. Она и их выпила. И совсем выздоровела. Поднялась, к зеркалу подошла, причесываться стала, а сама удивляется: откуда волшебные яйца взяться могли, ведь бабушка сказала, что не смогла их достать. Тогда Зайнулла голос подал:

– Это я волшебные яйца принес.

– Ты кто?– испугалась Красота.

– Зайнулла.

– Где же ты? Почему не вижу тебя?

Снял Зайнулла шляпу и видимым стал. Обнялись, плачут от счастья.

Пришли родители Красоты – отец Иван, мать Марья, бабушка вернулась. Радуются все. Погостил Зайнулла и к себе во дворец Красоту повез. Царь очень скучал по Зайнулле, больной лежал. Увидел Зайнуллу, и лучше ему стало.

Через несколько лет, когда умер старик-царь, Зайнулла царем стал, а Красота – царицей.

 

Комментарий к сказке

 

 

Поделись с друзьями: