Ахмет-жулик


Жил некогда знаменитый жулик по имени Ахмет. Разъезжал по разным странам и городам, воровством занимался. И вот приезжает он как-то в Казань, а удача не идет в руки и все тут. Ему тогда говорят: «Ты езжай в Иран!» Взял Ахмет с собой все нужное и в путь отправился. Приехал в город Багдад и познакомился там с одним старым вором. Стали они вместе свои дела делать.

В каком году это было никто про то не знает, известно только, что это произошло в августе. Лежит однажды Ахмет в саду. Штаны да рубашка на нем – все имущество. А в этот день прибыли в Багдад – то ли из другой страны, то ли из другого города – богатые торговые люди. Один из них как раз проходил мимо сада, увидел Ахмета-жулика, жалко ему стало бедняка: холодно ведь, поди!– и бросил Ахмету десять копеек серебром.

Ахмет милостыню поднял, а сам за богачом следит: куда тот свой кошелек прятать станет. Торговец дальше двинулся – и Ахмет потихоньку следом. Идут они главной улицей, вот уже и квартира богача скоро, а Ахмет все никак изловчиться не может. Еще немного прошли, темнеть стало, наконец сумел-таки Ахмет вытащить кошелек у торговца. Пришел тот к себе на квартиру, сунулся за кошельком – нет кошелька.

Что такое! – думает.– Обронил, наверно, когда милостыню подавал.

Вернулся на то место, где Ахмета встретил:

– Это ты мой кошелек украл? А Ахмет деньги уже припрятал.

– Нет,– говорит,– не видел я твоего кошелька.– И показывает серебряный гривенник: – Вот десять копеек, что ты мне сам дал.

Ушел бай ни с чем. А в кошельке том, надо сказать, очень много денег было– сплошь золотые червонцы. На эти деньги построили жулики себе дом под землей и подземную дорогу к нему провели.

Идут они как-то мимо царского дворца. Остановились возле каменного забора, у которого высокий тополь рос. Ахмет говорит:

– Подожди меня здесь, не уходи никуда, пока не вернусь.

А сам полез по стволу. Тополь тот своей верхушкой до балкона доставал. Взобрался на балкон, во дворце оказался. Видит: стража с секирами стоит. «Ага,– думает.– Если эта стража заснет, отсюда все золото вынести можно будет».– И стал ждать.

Когда стража заснула, пробрался он к ключнику, взял осторожно ключи, чтобы не разбудить, и открыл какой-то замок. В дверь вошел – нет золота. Была это Комната, где украшения царской дочери хранились. Взял он пару жемчужных подвесок, остальные трогать не стал. Потом в спальню царской дочери направился. «Поцелую-ка я царевну, раз уж во дворец попал».

Разыскал комнату, где царская дочь спала. Откинул покрывало и увидел, что спит царевна в красивых туфлях. Решил он эти туфли с собой унести. Стал было снимать с ноги туфель, проснулась царевна, вскрикнула и надернула на себя покрывало, и Ахмет под ним остался. Прибежали на крик слуги – никого из чужих в спальне нет. Позвали самых ученых слуг, те тоже «никого не нашли. Решили, что царевна во сне испугалась и оттого проснулась. УШЛИ. Стала стряпуха-нянька царевну спать укладывать, на музыке играть. Сама она привезена была сюда из монгольского царства. Уснула царская дочь. Хотела нянька покрывало поправить, а из-под него Ахмет-жулик вылазит. С кинжалом в руке.

– Не шуми, спать отправляйся! – приказывает Ахмет. Ушла нянька в свою комнату. Хотел было Ахмет снова к царевне приблизиться, но та снова крик подняла: жулик, мол, вор! Набежала прислуга, стала ловить вора, а он из одной комнаты – в другую, из другой – в третью, выбрался на балкон, спустился по дереву на улицу, где его дружок поджидал, и убежали они в свое подземное жилище.

А царь не на шутку перепугался. Наутро объявление на воротах вывесил: «Пусть приедут ко дворцу все наследники соседних царств. Отдам дочь свою за того, кого она выберет. Дочь наша не из крикливых, не из скандальных».

Стали съезжаться женихи. «Надо бы и нам во дворце быть,– говорит Ахмет.– Вот только коней у нас нет. Но я знаю, где их взять».

Через пятнадцать дней достали они тех коней и прибыли во дворец. Всего на день опоздали. Сыновья царей Греции, Монголии, Японии уже здесь были. Места свои заняли, сидят такие чинные, важные! Ахмет-жулик посылает впереди своего товарища, старого вора, будто бы это его консул. Представились они, что с дикого острова прибыли и что Ахмет царевичем тамошнего царства является. Поверили им и впустили во дворец.

И началось тут сватовство и смотрины женихам. Каждому царскую дочь сосватать хочется. Та выходит и объявляет: «Кого полюблю, за того пойду. И чтоб не обижался никто!» Сняла кольцо с руки, подошла к Ахмету и надела ему кольцо на палец. Ахмет-то хоть и жулик был, а красивый. Сыграли тут же свадьбу, начали молодые вместе жить. А через несколько дней та монголка-служанка возьми да и узнай Ахмета. Сказала царю, что это никакой не царевич с дикого острова, а тот самый жулик, что в покоях царевны прятался. Велел царь схватить Ахмета. Монгольский царевич кричит: «Этого жулика убить мало!» Японский и греческий-то же самое кричат. В общем, все насели. Подумал царь и вынес решение: «Всыпать сотню розог и бросить хищникам».

Узнала об этом царевна и подговорила двух солдат: «Скажете царю, что розгами наказали, а сами через подземный ход Ахмета выведите. Я вам за то денег дам золотом». Так и сделали солдаты, доложили, что розгами наказали и бросили преступника хищникам. А сами вывели его подземным ходом и отпустили.

Пришел Ахмет в свою землянку, а там его старый вор поджидает. Когда во дворце скандал начался, ом потихоньку смотался от греха.

– Ты живой разве?– спрашивает.– Как же ты спасся?

Показал Ахмет кольцо, что царевна подарила, рассказал, как дело было.

А во дворце в это время шум, гам! Монгольский царевич кричит: «Царская дочь за меня выйти должна!» Японский царевич: «Нет, за меня!» Греческий – свое: «За меня!»– кричит. Тогда царская дочь и говорит:

– Пусть сначала шесть лун народятся, шесть месяцев пройдет, тогда приезжайте. И кто самый дорогой подарок привезет, за того пойду.

А сама написала записку и отправила с ней двух солдат к Ах мету. Ни за кого, кроме Ахмета, идти ей уже не хочется.

Прочитал Ахмет записку и отправился к колдунье, как царевна написала. Показал старухе кольцо, записку, провела она тогда его в комнату, зеркалами уставленную. Старуха приказывает:

– Посмотри-ка вот в это!

Поглядел Ахмет: в зеркале Акбузат скачет.

Дала колдунья Ахмету кинжал и велела из рук не выпускать.

И отправился он Акбузата искать. А пока Акбузата ищет, давайте-ка во дворец вернемся.

Царевичи те заморские по домам разъезжаться стали. А дома о дорогих подарках начали думать.

Монгольского царя сын снарядил сто солдат, провизии набрал и в путь отправился. Три месяца искал для царевны подарок. За это время солдаты его от голода поумирали, он один остался. И вот идет он, идет, видит яблоню на берегу моря, а на ней всего два яблока висит, и записка на дереве: «Кто первое яблоко съест – умрет, кто другое съест – оживет».

«Ага!– думает,– нашел я подарок для царевны. Значит, одним яблоком убить можно, другим оживить». Сорвал яблоки и домой поехал.

Греческого царя сын тоже дорогой подарок ищет. Ищет, ищет по разным землям и вот видит: меж двумя горами охотничий силок протянут, а на нем хрусталь висит, так и сверкает на солнце. Изловчился греческий царевич и снял-таки тот хрусталь. Глянул через него – а там и родной греческий город видать, и Багдад-город. Взял хрусталь и домой вернулся.

Ищет дорогой подарок и японского царя сын. На всех морских островах побывал, по всем лесам прошел, пока на какой-то красивый ковер не наткнулся. Ступил он на тот ковер – и вверх поднялся. Волшебным ковер оказался.

«Вот это подарок!– думает.– Уж перед таким-то подарком не устоит багдадская царевна!»

Ну, да ладна Пусть женихи радуются пока своим подаркам, к невесте ехать готовятся, а нам к Ахмету-жулику пора. Он ведь Акбузата пошел разыскивать, которого в зеркала увидел; колдунья ему в дорогу кинжал дала. Ну так вот. Идет Ахмет, идет – через горы и леса, видит: избушка между двух гор, в ней старушка сидит. Имя ее было Загира.

– Там-то и там-то,– говорит она Ахмету,– увидишь ты ворота. Кинжалом взмахни, замок откроется. Только не выпускай из рук кинжала. Войдешь в ворота, навстречу выйдет крокодил. Ты убей его и дальше иди. Потом аждаха-дракон на твоем пути встанет. Когда и его убьешь, волшебное дерево увидишь. Оно людей к себе притягивает и ветвями душит. Но ты не бойся, иди себе вперед, только кинжала из рук не выпускай, все время маши им.

Подходит Ахмет к тем воротам. Взмахнул кинжалом – замок на землю упал. Ворота настежь распахнулись, и за ними крокодил стоит. Ахмет, как старушка велела, кинжала из рук не выпускает, размахивает им. И как ни махнет, у крокодила зуб из пасти выпадает. Так все зубы и выпали! Идет Ахмет дальше, навстречу аждаха, ревет, зверюга, огнем плюется! А наш егет уже ничего не боится, идет, кинжалом размахивает. Из аждахи вся сила вон вылетела, превратился он в маленький клубок и укатился куда-то.

И вот дерево волшебное. Ахмет опять перед ним кинжалом махать начал. Взмахнет – две-три ветки с дерева падают. В конце концов один голый пень остался.

Пошел было дальше, вдруг все вокруг пламенем охватило. Стал Ахмет кинжалом махать, а оно не стихает. Что делать? Вспомнил про свисток, что колдунья в дорогу дала: когда, мол, трудно будет, свистнешь. Дунул Ахмет в свисток – и сама старуха Загира перед ним явилась.

– Вон там видишь: луч вдалеке?– говорит она Ахмету.– Иди на этот луч. Целый месяц иди. Луч тебя к Акбузату приведет.

Месяц шел Ахмет, подошел к тому месту, откуда луч исходил, а это старик – лик светел, волосы седые.

– Как ты сюда добрался?– спрашивает.– Там ведь зверья всякого видимо-невидимо.

– Да вот прошел как-то,– отвечает Ахмет,– хоть и трудно было. Мне, дедушка, Акбузат нужен.

– Ну, коли нужен, ступай за мной.

Сели они в лодку и в море поплыли. Долго плыли, потом старик говорит:

– Давай, ныряй. Там на дне камень лежит, под камнем – ключ. Ты этот ключ достать должен.

Нырнул Ахмет в море, старик в лодке остался. На дне морском нашел Ахмет камень, под камнем – ключ, взял его и наверх всплыл. Затащил старик парня в лодку, и поплыли они к берегу. На берег вышли, пешком пошли. Подошли к горе какой-то, а в горе – дверь.

– Теперь иди, своим ключом дверь открой! Там Акбузат стоит.

Открыл Ахмет ключом дверь, а там – Акбузат: под седлом стоит! И оружие для всадника есть. Вскочил на него Ахмет, старик и говорит:

– Теперь ты обратную дорогу в два часа одолеешь. И помчал Акбузат, а светлоликий старец у горы

остался.

Через два часа Ахмет уже у Загиры-старушки был:

– Слезай с коня! Там за седлом ящик приторочен, сними его!

Ахмет с коня спрыгнул, снял ящик, Акбузат в небо взлетел и пропал, тут же из глаз.

– Ну что теперь без коня делать будешь?– смеется старушка.

Но в это время откуда ни возьмись сивый конь появился: под прекрасным седлом. И оружие для всадника при нем.

– Садись-ка на коня верхом!

Сел Ахмет в седло, старушка Загира ему пятнадцать горошин подает:

Как к Багдаду-городу подъедешь, рассыпь горох по земле. Направо бросишь – кавалерия появится, налево– армия будет.

Оставим пока здесь Ахмета, к тем женихам вернемся. Монгольский принц, японский принц и греческий с трех разных сторон у реки съехались и дальше вместе путь держат. А монгольский-то принц еще раньше отправил посылку в Багдад своей монголке-землячке, что у царевны служила- В посылке яблоко было, которое убивает. И велел этим яблоком царскую дочь угостить. Ну, встретились женихи, греческий царевич и говорит. «Давайте через мой хрусталь посмотрим, что там в Багдаде делается». Глянули – царевна умерла, а над Багдадом черный флаг висит. Тогда сын японского царя предлагает;

– У меня ковер летающий есть, он нас быстро к месту доставит.

– А у меня яблоко есть, которое от смерти исцеляет»– говорит монгольский царевич.

Сели они втроем на ковер и тут же в Багдаде очутились. Встречает их царь, весь в печали, в горе. Монгольский царевич поднес к лицу девицы свое яблоко, та сразу вскочила, ожила.

Опять между женихами ссора началась. Японский принц говорит:

– Если бы не мой ковер, не знаю, как добрались бы мы.

– А если бы не мой хрусталь, не знаю, увидели б мы...

– А если б не мое яблоко, то и вовсе не оживили б царевну,–напирает третий.

При монгольском царевиче двести солдат было. «Я,– говорит,–все равно отвоюю невесту!» Тут сама невеста вмешивается:

– А ну-ка дайте сюда свои подарки! Надо их проверить!

Те и отдали. А в это время Ахмет-жулик в Багдад въехал: по правую сторону кавалерия, по левую – армия; солдат – тьма тьмущая. Окружил кремль, монгольских солдат как не бывало. Взял женихов в плен. Девица навстречу выбежала: «Вот за кого я замуж пойду!» Дорогие подарки себе забрала, а женихам и говорит:

Или вы по-хорошему по домам разъедетесь, или я вас в тюрьму закрою.

Ну, те уехали, конечно. А Ахмет-жулик взял себе в жены царевну, а сам царем стал.

Вот так.

 

Поделись с друзьями: